Alina (alisha_96) wrote,
Alina
alisha_96

Сухарева Башня...

Сухарева башня, которую также называют Сухаревской, была построена в Москве в 1692—1695 годах на месте старых деревянных Сретенских ворот Земляного города. Если говорить точнее, то тогда решили перестроить Сретенские ворота из камня, и укрепили их боевой башней. Ворота находились в месте пересечения нынешнего Садового кольца с улицей Сретенкой.

Сухарева башня стала уникальным сооружением, единственным подобным во всей России. Башня, наряду с Кремлем и его соборами, с храмом Василия Блаженного и Христа Спасителя, являлась символом Москвы вплоть до 1934 года.


Михаил Юрьевич Лермонтов в 1834 году, за сто лет перед тем, как Сухаревскую башню уничтожили, так писал о ней в "Панораме Москвы": " …На крутой горе, усыпанной низкими домиками, среди коих изредка лишь проглядывает широкая белая стена какого-нибудь боярского дома, возвышается четырехугольная, сизая, фантастическая громада — Сухарева башня. Она гордо взирает на окрестности, будто знает, что имя Петра начертано на ее мшистом челе! Ее мрачная физиономия, ее гигантские размеры, ее решительные формы, все хранит отпечаток другого века, отпечаток той грозной власти, которой ничто не могло противиться".

Действительно, Сухарева башня была гигантской для Москвы того времени, она словно нависала над близлежащими кварталами, являясь одной из архитектурных доминант города. Поскольку башню построили на месте Сретенских ворот, она сохранила в себе их главную функцию – Северных ворот Москвы, откуда брала начало дорога в Ярославль. Опережая события, можно сказать, что в годы Октябрьской революции Сухарева башня стала одним из опорных пунктов революционеров, отсюда с двух пулеметов красногвардейцы обстреливали юнкеров на площади.

Сухарева башня была настолько необычной, что сразу же обросла множеством легенд и преданий. Ни одно здание в Москве не окружало такое количество легенд и слухов, как знаменитую Сухареву башню. Московские кладоискатели считали, что именно в её подвалах и стенах спрятаны таинственные клады чародея и чернокнижника Брюса. Именно в этой башне чаще всего видели приведений, а для поимки одного из них даже вынуждены были пригласить из Петрограда знаменитого сыщика Ивана Путилина. Сухарева башня два столетия была зримым образом Москвы, соперничая с Кремлем и храмом Василия Блаженного.

Архитектурный стиль Сухаревой башни являлся симбиозом ломбардского и готического. Прочность башни была колоссальной, а главным залогом этой прочности служил необыкновенно глубокий фундамент. Спустя несколько веков после строительства Сухаревой башни, когда в месте расположения фундамента прокладывали водопроводные трубы, строители никак не могли дойти до основания фундамента. Общая высота Сухаревской башни составляла 60 метров, и в народе ее называли невестой колокольни Ивана Великого. В башне хранилась икона Казанской Божьей Матери, избавительницы Москвы в войне 1812 года.

По мнению исследователей, Сухаревская башня была построена не просто по образцу западноевропейских ратуш, а, скорее, была устроена как аллегорический корабль с мачтой. Восточная часть башни символизировала корабельный нос, а западная – корму. Поэтому, зная о пристрастии Петра I ко всему, что касается флота, можно предположить, что он действительно участвовал в разработке проекта башни. По подобию Спасской башни Кремля, Сухарева башня была украшена часами, а венчал ее двуглавый орел. Изображение орла было нетрадиционным, его крепкие лапы окружали стрелы, возможно они символизировали молнии.
 
 
Сухарева башня стала первым в России гражданским сооружением такого масштаба. До ее появления такими высокими строили лишь церковные колокольни. Одна из легенд башни рассказывает, что за день до вступления наполеоновских войск в Москву над Сухаревой башней пролетал ястреб с лапами, опутанными веревкой. Зацепившись за крылья орла, ястреб долго бился, пытаясь вырваться на волю, но растерял силы и умер. Москвичи это событие истолковали как доброе знамение, решив, что Бонапарт, как и ястреб, погибнет от крыльев русского орла.

Но все это случится гораздо позднее. А поначалу башня служила полковой избой, в которой размещались стрельцы полковника Сухарева, охранявшие Сретенские ворота. Собственно, от фамилии Сухарева и возникло название башни. Известно, что полк Лаврентия Сухарева был единственным из девяти стрелецких полков, который сохранил верность молодому государю, и стал на его защиту в августе 1698 года, в дни противостояния Петра I и его сводной сестры Софьи.

После подавления Петром Стрелецкого бунта, вместе с другими полками был расформирован и полк Сухарева. С 1700 по 1715 год в башне работала знаменитая математическая и навигацкая школа. Школа стала первым в России высшим специальным учебным заведением и первым флотским училищем-прародителем Петербургской морской академии.

Возглавил навигацкую школу военный деятель, астроном, химик, инженер и дипломат Яков Брюс. На одном из последних этажей Сухаревой башни он организовал астрономическую обсерваторию. Граф Яков Брюс вел довольно уединенный образ жизни, из-за чего его личность еще при жизни была окутана тайной, его даже считали колдуном-чернокнижником. Большая часть легенд Сухаревой башни связана с именем Брюса. Самая известная из них – о спрятанной в основании постройки «черной книге», состоящей из семи деревянных табличек с непонятными письменами. Поговаривали, что тот, кому повезет найти эту книгу, приобретет неограниченную власть над миром. Опасаясь, что книга попадет в недобрые руки после его смерти, Брюс будто бы замуровал ее где-то в башне.


 

Затем долгое время Сухаревская башня находилась в ведении Московской конторы Адмиралтейской коллегии. Здесь располагались склады Балтийского флота и Архангельского порта. В 1829 году в Сухаревой башне из чугунных плит устроили резервуар Мытищинского водопровода, вмещавший 7 000 ведер воды. Так башня стала водонапорной. В 1854 году объем резервуара увеличили. С середины 19 века и до 1920 годов у подножия башни по выходным разворачивала торговлю известная на всю Москву Сухаревская барахолка.


В 1870-е годы башню отреставрировали, руководил работами архитектор А.Л. Обер. Начиная с 1925 годы в Сухаревой башне находился Московский коммунальный музей, являвшийся предшественником музея истории Москвы.

В 1931 году было принято решение о разработке плана Генеральной реконструкции Москвы, выполнение которого должно было изменить облик советской столицы, и саму его суть. На карте должен был появиться совершенно новый город – центр мировой пролетарской революции. В соответствии с этим планом началось планомерное уничтожение уникальных памятников истории и архитектуры. К тому же, набирала обороты антирелигиозная компания, в ходе которой также немало выдающихся памятников православной культуры.

 

Все усилия новой власти были направлены на расширение центральной части города. Здесь планировалось создать новые транспортные магистрали, построить высотные здания, а для осуществления этих проектов нужно было освобождать застроенные территории. Сухарева башня, по мнению руководства страны, мешала развитию движения на Сухаревской площади, и должна была исчезнуть с лица Москвы.

Обычные москвичи не могли выступить в поддержку старинной башни, но выдающиеся деятели культуры предпринимали попытки спасти Сухареву башню. В августе 1933 года известный художник и искусствовед И. Э. Грабарь, академик архитектуры И. А. Фомин и академик архитектуры И. В. Жолтовский написали И. В. Сталину коллективное письмо, в котором пытались объяснить ошибочность принятого решения. Они говорили, что их мнение не одиноко, а разделяется всей научной и культурной общественностью, независимо от убеждений и вкусов.

"Сухарева башня, есть неувядаемый образец великого строительного искусства, известный всему миру и всюду одинаково высоко ценимый. Несмотря на все новейшие достижения техники, она все еще не утратила своего громадного показательного и воспитательного значения для строительных кадров". " Мы… решительно возражаем против уничтожения высокоталантливого произведения искусства, равносильного уничтожению картины Рафаэля. В данном случае дело идет не о сломке одиозного памятника эпохи феодализма, а о гибели творческой мысли великого мастера" - это выдержка из письма Сталину.

Но в письме содержалась не только просьба. Его авторы предлагали в течение месяца разработать проект реконструкции Сретенской площади, который позволил бы разрешить транспортную проблему при этом сохранив Сухареву башню.

В частности, предлагалось прорубить в нижней части башни шесть арок, через которые проложить трамвайные пути, и направить транспортный и пешеходный поток. Вместе с письмом был направлен и примерный график движения автотранспорта на данном участке. Одновременно такое же письмо было направлено и первому секретарю Московского комитета ВКП(б) Л. М. Кагановичу.

Несколько дней спустя, 4 сентября на совещании московских архитекторов-коммунистов Каганович сказал, что спор о башне является ярчайшим примером ожесточенной классовой борьбы в архитектуре. " Я не вхожу в существо этих аргументов, возможно, Сухаревскую башню мы и оставим, но ведь характерно, что не обходится дело ни с одной завалящей церквушкой, чтобы не был написан протест по этому поводу… А создают ли коммунисты архитектора атмосферу резкого отпора и общественного осуждения таким реакционным элементам архитектуры? ". Как бы там ни было, Каганович согласился рассмотреть с предложением архитекторов, заявив, что если проект реконструкции будет удачным, то Сухарева башня останется на Сретенской площади.

Но случилось так, что за снос башни был сам Сталин,и тут уже ничего нельзя было поделать. 18 сентября 1933 года из Сочи Кагановичу пришла телеграмма от Сталина и Ворошилова, в которой говорилось буквально следующее: " Мы изучили вопрос о Сухаревой башне и пришли к выводу, что её надо обязательно снести. Предлагаем снести Сухареву башню и расширить движение. Архитекторы, возражающие против сноса, — слепы и бесперспективны.».Несмотря на все усилия защитников башни, 16 марта 1934 года ЦК ВКП(б) одобрил с предложением Московского комитета партии о сносе Сухаревской башни и Китайгородской стены. Участь древних московских памятников была решена. В ответ на это решение 17 апреля 1934 года с коллективным письмом к Сталину обратились заслуженный деятель искусств К. Ф. Юон, академик А. В. Щусев, А. М. Эфрос, к которым присоединились и авторы первого письма И. Грабарь, И. Жолтовский, И. Фомин и другие. В письме говорилось: " Неожиданно (после того, как вопрос был, казалось, улажен) начали разрушать Сухаревскую башню. Уже снят шпиль; уже сбивают балюстрады наружных лестниц. Значение этого памятника, редчайшего образца петровской архитектуры, великолепной достопримечательности исторической Москвы, бесспорно и огромно. Сносят его ради упорядочения уличного движения… Настоятельно просим Вас срочно вмешаться в это дело, приостановить разрушение Башни и предложить собрать сейчас же совещание архитекторов, художников и искусствоведов, чтобы рассмотреть другие варианты перепланировки этого участка Москвы, которые удовлетворят потребности растущего уличного движения, но и сберегут замечательный памятник архитектуры".

Ответ Сталина пришел 22 апреля 1934 года, и он был предельно однозначным. " Письмо с предложением не разрушать Сухареву башню получил. Решение о разрушении башни было принято в свое время Правительством. Лично считаю это решение правильным, полагая, что советские люди сумеют создать более величественные и достопамятные образцы архитектурного творчества, чем Сухарева башня, жаль, что, несмотря на все мое уважение к вам, не имею возможность в данном случае оказать вам услугу. Уважающий вас И.Сталин".

Разрушение Сухаревской башни шло быстро и методично.


По поводу ее уничтожения существует еще одно предание. Говорили, что Сталин, как и многие тираны, имел склонность к мистике, и хотел отыскать книгу Брюса. Именно поэтому было приказано разбирать башню по кирпичику, а затем, когда так ничего и не нашли, в гневе он приказал взорвать остатки здания.


На самом деле вряд ли эта история правдива, в те годы часто разбирали памятники архитектуры, а затем старинными кирпичами мостили улицы, или пускали на постройку новых домов.

В газетах того времени осталась хронология варварства. По ним можно проследить. Как постепенно исчезал один из символов Москвы – Сухаревская башня:

-19 апреля 1934 года – верхние 6 метров сухаревой башни уже разобраны. Закончена также разборка главной гранитной лестницы.

-29 апреля 1934 года – вчера закончился разбор призмы (верхней части) Сухаревой башни. Приступили к сносу основного здания.

-24 мая 1934 года – разборка сухаревской башни заканчивается. План работ выполнен более чем на 80%.

Очевидцем событий был знаменитый журналист и москвовед Владимир Алексеевич Гиляровский, который в письме своей дочери писал: " Её ломают. Первым делом с неё сняли часы и воспользуются ими для какой-нибудь другой башни, а потом обломали крыльцо, свалили шпиль, разобрали по кирпичам верхние этажи и не сегодня-завтра доломают её стройную розовую фигуру. Все ещё розовую, как она была! Вчера был солнечный вечер, яркий закат со стороны Триумфальных ворот золотил Садовую снизу и рассыпался в умирающих останках заревом".


  

Эти слова он дополнил своими стихами: 

"Жуткое  что-то! Багровая, красная,
Солнца закатным лучом освещённая,
В груду развалин живых превращённая,
Все ещё вижу её я вчерашнею —
Гордой красавицей, розовой башнею…"

Итак, 12 июня 1934 года – в ночь на 11 июня работы по сносу Сухаревой башни завершились. Считалось, что сделано это было на благо города и москвичей.

   В ходе разборки Сухаревой башни был сохранен наличник одного из сдвоенных окон третьего этажа. Его перевезли в Донской монастырь, где в то время работал филиал Государственного музея архитектуры. Там его вмуровали в аркаду монастырской стены. Этот наличник сохранился и до наших дней, но доступ к нему ограничен, так как этот участок стены находится на территории, закрытой для посетителей.    Часы Сухаревой башни также сохранились, они установлены на Передних воротах музея-усадьбы Коломенское.

После того, как башню уничтожили, Сухаревскую площадь по предложению Кагановича переименовали в Колхозную. В ноябре 1934 года, после проведенной коллективизации, на Сухаревской площади торжественно установили монументальную доску почета колхозов Московской области.

Необычайно крепкие фундаменты Сухаревой башни при сносе не уничтожили, они скрыты под Сухаревской площадью. В 1982 году исполком Москвы объявил конкурс на лучший проект по восстановлению Сухаревой башни, но по итогам ни одно предложение принято не было. В 2006 году, когда под Сухаревской площадью прокладывали подземные переходы, проводились частичные раскопки и исследования фундаментов, о чем гласит памятная табличка.

Сухаревская башня часто упоминается и в литературных произведениях, и на полотнах живописцев. Ее можно увидеть на полотне А. Саврасова, написанном в 1872 году, которое так и называется – Сухарева башня. В знаменитом романе Ильфа и Петрова " Золотой теленок" конвенция " детей лейтенанта Шмидта" была подписана в трактире, расположенном у Сухаревой башни. А в рассказе фантаста Кира Булычева "Новости будущего века" в конце 21 века Сухарева башня будет восстановлена…

По материалам www.moscow.org , www.wikipedia.ru,   www.oldmos.ru


Tags: Сухарева башня, история, старая Москва, старые фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments