Alina (alisha_96) wrote,
Alina
alisha_96

Спуск Андреевского флага...

Ч. 14-я.
Ч. 13-я. Предидущая.


Русские офицеры прекрасно понимали - Беренс был оповещен с 1921 года, что признание Францией Советского Союза будет иметь последствием возвращение эскадры правительству СССР. В1924 году становилось все более и более ясно, что это признание не заставит себя долго ждать. 27 июня председатель Совета министров Франции Эдуар Эррио (председатель Совета министров Франции в 1924-1925, 1926,1932 гг. Правительство Эррио установило дипломатические отношения с СССР в 1924 г) писал президенту Франции в Тунисе, что «правительство Республики не может отказать Советскому правительству вернуть ему военный русский флот, пребывающий в Бизерте в течение четырех лет». 28 октября морской префект в Бизерте вице-адмирал Эксельманс был оповещен, что накануне Франция официально признала Советский Союз. Та же секретная телеграмма предписывала ему «...сообща с уже оповещенным генеральным резидентом срочно принять все меры, дабы избежать возможные повреждения русских кораблей».
Адмирал Эксельманс, получив телеграмму, предписывающую ему приступить к ликвидации эскадры, собрал на миноносце «Дерзкий» русских офицеров и гардемарин, чтобы лично пережить с ними тяжкую новость. Ни один русский моряк этого не забудет!

            Адмирал Эксельманс

Вот как старший лейтенант Монастырев описывает собрание на «Дерзком»: «Старый адмирал был очень взволнован, и несколько раз его глаза были полны слез. Достойный моряк, он нас понял и переживал с нами наше горе. Но долг офицера заставлял его исполнять данный ему приказ: мы должны были оставить корабли... и мы ушли».
В тот же день 29 октября в 17.25. Андреевский стяг был для наших отцов спущен навсегда!

Необычайно трогательно это историческое событие описано в журнале «Кадетская перекличка» в №15 за 1976 год в Нью Йорке. Его приведу полностью.


«Осенью 1924 года Франция признала СССР и советский режим(по словам тогдашнего премьер министра), как желанный русским народом!?
Все стало ясно, что приходит конец существования нашей эскадры. 15/28 октября 1924 г. утром, Вице-адмирал Эксельманс, префект Бизертского военного округа сообщил Контр-Адмиралу Беренсу, что просит всех офицеров нашей эскадры к 15 часам собраться на нашем флагманском корабле для важного сообщения.
К указанному времени все офицеры были на эскадренном миноносце «Дерзком».

  Миноносец                          

В 15 часов точно Вице-адмирал Эксельманс прибыл на своем катере и был встречен нашим адмиралом и начальником штаба, а офицеры встали в строй на юте миноносца. Адмирал Эксельманс сообщил о совершившимся факте, он был бледен, видно было, что он очень волновался и вместе с нами переживал наступивший момент. Перед собранием всех офицеров о произнес речь полную симпатий к старой России, в которой, со слезами на глазах , объявил о необходимости покинуть корабли.
«Вам,офицерам без страха и упрека» сказал он «будет сделано все, чтобы смягчить тяжелую минуту, и надеюсь, что мне не придется отдавать приказ о спуске Андреевского флага! »Затем, очевидно вспоминая , что еще недавно, по окончании 1-ой мировой войны, германцы приведя свой флот для передачи его англичанам , сами потопили его на глазах у англичан, - адмирал Эксельманс снова обратился к нашим офицерам и сказал: «Не правда ли вы даете мне честное слово, вы не потопите ваших кораблей?» Но наше офицерство стояло как вкопанное, сохраняя молчание. Тогда Адмирал Эксельманс повторив свой вопрос, подошел к ближе всего к нему стоящему офицеру и протянув ему руку как бы прощаясь: «Не правда ли Вы обещаете?» .
Не дать руки заслуженному адмиралу, префекту военного округа, всегда так заботившемуся о нас и шедшему навстречу всем просьбам нашего начальства, а теперь ожидавшего ответа?
Но офицер молчал - в голове у него с молниеносной быстротой проносились мысли и он, также как и адмирал Эксельманс и все присутствующие потрясенный происходящим, не мог найти слов для ответа, все что он мог сделать -это молча протянуть руку Адмиралу.
Тогда адмирал молча подошел к следующему стоявшему в строю офицеру и молча протянул ему руку, и тот тоже после некоторого колебания молча подал ему руку. Тогда Адмирал подошел к третьему офицеру и так далее, и всюду молча произошло тоже самое. Так Адмирал обошел всех офицеров и все молча с колебанием обменялись с ним рукопожатиями и так непроизвольно получилось, что все молча как бы дали Адмиралу свое согласие.
Адмирал Эксельманс сам совершенно расстроенный, отбыл к себе. Что в эти часы и дни пережили в своих сердцах наши офицеры и мы все, что творилось в наших душах пером описать невозможно..

На

Но конечно топить корабли мы не могли, потому что если бы это сделали- то это могло дурно отразиться на судьбе всей нашей проживающей во Франции эмиграции. Таково было мнение в наших кают-компаниях, где этот вопрос после признания Францией советской власти неоднократно обсуждался в нашем присутствии, т.к. мы, гардемарины и кадеты, по мере окончания корпуса были списаны(т.е. переведены на эскадру) и приняты в офицерские кают- компании.Вернувшись с свою резиденцию адмирал Эксельманс отправил телеграмму в Париж, в которой он представил своему начальству все, по его мнению, негативные стороны передачи советам нашей эскадры, а также дурное влияние которое эта передача произведет на туземное население- но если правительство вопреки его доводам, останется при своем решении- то он просит, чтобы не ему была поручена передача русских кораблей советам.- В ответ на это адмирал получил предложение подать в отставку.


  28октября 1924 года на                 

На другой день- 16/29 октября 1924г. в 17час.25 минут флаги на русских кораблях были спущены по сигналу русского адмирала с церемонией установленной уставом Флота для спуска флага по окончании компании…
С «Генерала Алексеева» были видны на всех кораблях малочисленные цепи офицеров и чинов флота в парадных формах( какие конечно у кого были) но со всеми знаками отличия, выстроившимися вдоль бортов на корме вблизи флаг-штоков с Андреевскими флагами, последними минутами реявшими над нашими судами.. Раздалась команда: «На флаг и Гюйс смирно!»и через минуту-«Флаг и Гюйс спустить»и видно было, как на всех кораблях флаги очень медленно стали спускаться. На «Генерале Алексееве» горнист стал играть сигнал «Спуск флага…», но нервная спазма свела мускулы горла и он не был в состоянии докончить сигнала….Флаг спустили до вышины человеческого роста чтобы все присутствующие, подходившие по старшинству, могли поцеловать его.
В 12 часов ночи того же дня были спущены адмиралтейский флаг на флагманском корабле, и вымпела со стенг, на всех кораблях. Так был спущен исторический Андреевкий флаг, данный Русскому флоту императором Великим в 1703 году после занятия русскими силами устьев Невы.

Послесловие событию.

Прошло около недели со дня спуска флага и опальный Адмирал, сдавший свои обязанности, покидал Бизерту. Не крейсер был ему предоставлен для возвращения во Францию, как полагается Адмиралу занимавшему такой высокий пост, он уезжал на небольшом пассажирском пароходике, регулярно совершавшем рейсы между Бизертой и Марселем, уезжал в штатском, как обыкновенный обыватель.
Никаких почестей со стороны французских властей оказано не было, но зато вся русская колония Бизерты была на пристани. Все пришли проводить адмирала пожертвовашего своею карьерой ради русского дела.
Он был уже на корабле, когда среди провожавших увидел и узнал адмирала Беренса тоже в штатском.

      Адмирал Беренс          

Адмирал Эксельманс тот час же спустился по трапу на пристань. Оба адмирала крепко пожали друг другу руки. Адмирал Беренс протянул адмиралу Эксельмансу связку ленточек( которые матросы носят на фуражке с названием своего корабля). В этой связке были ленточки всех кораблей, входивших в состав эскадры, которой командовал адмирал Беренс. Протягивая эту связку адмиралу Эксельмансу адмирал Беренс сказал: «Вот это все, что у меня осталось от моей эскадры». Оба адмирала обнялись и расцеловались....»

Окончательную точку поставил приказ:

  Приказ № 147 командующего Русской эскадрой от 3 ноября 1924 года                      


"Русская Эскадра прекратила свое существование.
Четыре года мы жили надеждой, что не дождемся никогда этого момента, но судьба решила иначе.
Я считаю своим долгом отметить то спокойное достоинство, с которым личный состав встретил это последнее и самое тяжелое испытание.
Четырехлетняя совместная жизнь в ненормальных условиях не могла не связать личного состава...Чтобы не терять впредь связи между собой, предлагаю всем уезжающим из Бизерты оставлять свои адреса в Штабе или по устройстве на месте сообщать их в штаб. После ликвидации Штаба будет организован какой нибудь центральный орган, о чем будет своевременно сообщено всем уехавшим.
Пользуюсь случаем, чтобы принести сердечную благодарность всем моим сослуживцам и соплавателям и пожелать им успеха в устройстве их личной жизни до счастливого момента возвращения на родину, надеждой на который мы все живем.

                                                                                                       Контр - адмирал Беренс".


Ч. 15-я. Последующая.
Tags: Бизерта, воспоминания, история, исход, спуск Андреевского флага
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments