Alina (alisha_96) wrote,
Alina
alisha_96

Жизнь на "Георгии"...


Ч. 13-я.
Ч. 12-я. Предидущая.



"...Старый броненосец «Георгий Победоносец», ветеран флота, превратился в конце 1921 года в плавучий город для семей военных.


  344

Его предварительно подготовили для более или менее нормальной жизни нескольких сотен человек, главным образом женщин, детей и пожилых людей. Он стоял в канале у самого города между Sport Nautique и лоцманской башней, что позволяло обитателям свободно спускаться на берег.

               

Для взрослых это тесное сожительство, в котором кому-то из них придется прожить четыре года, было, вероятно, очень тяжелым. Дети от него не страдали.

    345

Старый броненосец оказался в каком то смысле во власти детей. Картины запутанных металлических помещений, таинственных коридоров, просторных и пустынных машинных отделений, будут впоследствии долго вспоминаться его обитателями... В основном это будут воспоминания детей о запретных похождениях по закоулкам старого корабля , о которых родители и не подозревали.

На верхней палубе были новые надстройки, походившие на маленькие домики.
В одной из них жили Мордвиновы, в другой - Гутаны, в третьей - Потапьевы. На мостике, совершенно один, жил Алмазов, который внушал страх ребятам своими резкими манерами, хотя, надо признаться, он никого из детей никогда не обидел - он, скорее, защищался.
В большой адмиральской каюте с мебелью из красного дерева жила жена начальника штаба Ольга Порфировна Тихменева с дочерью Кирой. Семьи адмиралов Остелецкого и Николя помещались на этой же палубе, но с другого борта.
В субботу вечером и в воскресенье утром столы складывались, чтобы освободить палубу для Всенощной и Литургии. Редко кто пропускал церковную службу. …… на «Георгии» было много детей.
                                              
                        Школа на                         

Все, конечно, не могли быть приняты в школу; некоторые были еще слишком малы, другие -15-16-летние, не могли нагнать пропущенные годы. Остальные были распределены на три класса: детский сад, подготовительный и первый класс гимназии. Официально школа называлась Прогимназия бывшего линейного корабля «Георгий Победоносец». Иметь школу у себя дома очень удобно. Достаточно двух минут, чтобы подняться по трапу и, пробежав коридор, оказаться в «адмиральском помещении».
В большой зале дети становились в пары по классам для утренней молитвы.
Начальница Галина Федоровна Блохина была единственной профессиональной преподавательницей. Она окончила Бестужевские педагогические курсы и пользовалась большим авторитетом у всех учеников. Классной наставницей была Ольга Рудольфовна Гутан, племянница адмирала Эбергарда , который до 1916 года командовал Черноморским флотом. Совсем не приспособленная к этому миру людского муравейника, она казалась потерянной в каком-то одиночестве. Сдержанная, неразговорчивая, она только в церковной жизни находила полноту окружающего мира;
Как ни удивительно, самый оживленный урок был Закон Божий... и, конечно, только благодаря личности отца Николая Богомолова. У него был прекрасный голос, что позволит ему позже уехать на гастроли с казачьим хором. Как бы то ни было, он был полон снисхождения к ребяческим прегрешениям.

                            Офицеры и батюшка в Бизерте          

«Георгий Победоносец», все еще считался военным кораблем. Правда, его командир адмирал Подушкин был очень мягким со своим экипажем.


                                                                                         

Андреевский стяг все еще развевался на корме. Дети часто присутствовали при спуске флага и очень дорожили морским воспитанием.
По субботам кадеты из Морского корпуса часто спускались со своей горы. Летом, когда темнело, все усаживались на палубе под звездным африканским небом и часами длились беседы обитателей Георгия и гостей с лагеря Сфаят или в казематах Джебель-Кебира.
Младшие кадеты, очень часто рассказывали о том знаменательном дне, когда, покинув «Алексеев» на французском буксире, они высадились в Зарзуне, чтобы идти... в Кебир.
Музыка занимала очень важное место. На эскадре был свой балалаечный оркестр

         

В лагере Джебель- Кебир при корпусной церкви в полутемном каземате сразу же был создан хор из кадет, гардемарин, дам, офицеров и служащих. Существовал также духовой оркестр

  351

под руководством старшего лейтенанта Круглик-Ощевского.


                                                             

Скоро вся Бизерта могла оценить этот оркестр, которому, увы, часто приходилось сопровождать траурные процессии до маленького европейского кладбища. В эти трудные годы в тяжелых условиях смертность была большая.


Отпевание
                   

В июле 1922 года умерла Ольга Александровна, жена адмирала Николя, любезная, престарелая, как казалось, дама, ей было не более пятидесяти лет. Адмирал тихо скончался спустя несколько месяцев после смерти жены в апреле 1923 года.
В том же году, 18 мая, умерла Глафира Яковлевна Герасимова. Все ее любили и очень жалели, так как она очень долго страдала. В их маленькой, бедной кабинке на коленях у ее кровати горько рыдал адмирал, обыкновенно такой молчаливый и сдержанный. Корпусные столяры сделали гроб, и генерал Завалишин собственноручно обил его глазетом и кружевами.


  «Похороны адмирала А.М.Герасимова. Несут гроб адмирал М.А.Беренс, Ф.А.Римашевский, А.А.Стеблин, адмирал А.И.Тихменев». Заметим: адмирал Беренс – высокий седой мужчина в светлом костюме, то есть фамилии перечислены справа налево. (история фото )              

Под звуки траурного марша оркестр проводил до мусульманского кладбища верного вестового адмирала Герасимова татарина-джигита Хаджи-Меда. Его хоронили с воинскими почестями как Георгиевского кавалера, и мусульманское население было удивлено и тронуто, что русские офицеры хоронят с таким почетом солдата-иноверца.Христианское население Бизерты тоже заметило духовой оркестр. Ежегодно в день Успения - 28 августа - большая процессия, главным образом итальянцы, носила статую Мадонны по улицам Бизерты. Оркестр был приглашен принять участие в церемонии, и мелодия «Коль славен» сопровождала в эти годы торжественное шествие.
Везде, где русские обосновывались, зарождался хор: в городах, на «Георгии», в лагерях... Беженцы, потерявшие все, порой даже уважение к самим себе, обретали чувство собственного достоинства перед Богом.
Достоинство, людское уважение - все чувствовали в них необходимость, чтобы переносить трудности тесного общежития в исключительно сложных условиях.
Полнота детского мира маленьких обитателей на Георгии во многом была обязана религиозному воспитанию, определявшему повседневную жизнь.



          Церковь на Георгии Победоносце     

В школе, перед началом занятий, утренняя молитва была общей. Вечером молитва была личным делом каждого. Тихие всенощные на «Георгии» - были одним из богатств маленьких обитателей "Георгия".
Полутемная церковная палуба старого броненосца, золото икон в колыхающемся мерцании свечей и чистая красота в обретенном покое вечерней молитвы «Свете тихий»!


        Батюшка отдыхает после службы на юте после пасхальной заутрени            

Итак, несмотря на потерю родной страны, церковь продолжала жить на кораблях, в лагерях, в казематах, в частных квартирах.
В «DepecheTunisienne» от 3 сентября 1923 года можно прочесть: «Вчера утром в помещении русского кооператива состоялось собрание. Многочисленные русские пришли на собрание, чтобы выразить желание организовать в Тунисе русскую церковь. Собрание состоялось под председательством отца Георгия Спасского».

                                                     Протоиерей Георгий Спасский                         

Раз в неделю профессор Кожин, ассистент известного хирурга профессора Алексинского, читал детям Гоголя в большом зале «адмиральского помещения». Пению учила энергичная Вера Евгеньевна Зеленая. В молодости она училась музыке в Италии и никому не давала этого забыть. Что касается гимнастики, то всех детей водили на бизертский стадион, где они участвовали в состязаниях с учениками бизертских школ; общались с ними с симпатией, но скорее молча, так как французского языка еще не знали. Встречи с бизертскими школьниками были очень дружелюбными.
Анастасия Ширинская
"Мы спускались с «Георгия» и были сразу на пляже. Какое-то благотворительное общество раздало нам полосатые купальные костюмы - красные с белым и синие с белым - до самых колен. Мы быстро научились плавать вдоль мостика, сначала «до первого камня», потом «до второго камня» и, наконец, до буйка. Помню наше удивление, когда мы увидели нашего попечителя школы Константина Ивановича Тихменева, продающего лимонад под пальмами при входе в «Sport Nautique».
Он держал товар в деревянной кабинке и предлагал также пирожные и пончики. Таким образом, он стоял ступенью выше остальных продавцов, бродивших по пляжу с ведром льда, в котором плавали бутылки.
Множество других продавцов устраивались около «Георгия» и быстро научились по-русски предлагать свой товар:

- Смотри сюда! Ешь на здоровье, будешь толстый, как капитан Брод!

Так зародилось мнение, что арабы очень способны к языкам. Про русских будут говорить то же самое. Мне, скорее, кажется, что необходимость - лучший учитель.С окончанием лета жизнь на «Георгии» возвращалась в свою нормальную колею.


       

Несмотря на отъезды, на корабле было еще много народа. На место адмирала Подушкина командиром был назначен Сергей Львович Трухачев. Становились ли мы, дети, более распущенными? Командир Трухачев, легко ли он терял терпение? Скорее, волнуясь, он начинал заикаться и терял тогда в наших глазах весь свой авторитет. Какие сюрпризы иногда готовит нам судьба! Сергей Львович во время Великой войны руководил важными операциями в Балтийском море, а теперь он стоял перед недисциплинированными ребятами и не знал, что делать!»


   «Георгий Победоносец» в Бизерте                

Живя в тесном кругу, каждый помимо воли участвовал в жизни соседа. Всем казалось, что живут в каком-то светском вихре сватовства, свадеб, разводов, иногда, увы, драм, болезней и смерти! Все очень любили свадьбы - торжество венчания, нарядные одежды (откуда только они появлялись?), праздничные угощения; все это переживалось очень глубоко. Порой иностранные гости присутствовали на церемонии. Для тех из них, которые никогда не были в России, вся эта обстановка была характерным проявлением славянской души - «ame slave».
«...... Бывало, что по случаю какого-нибудь официального праздника командующий эскадрой адмирал Беренс считал себя обязанным появиться на балу.
                             К.-Адмирал Беренс М.А.
В один из таких вечеров, стоя скромно у входа в зал, он, вероятно, обдумывал, как проявить свое участие в празднестве. Случайно его взгляд упал на меня - в одну секунду вопрос был решен:
«Хочешь ли ты сделать со мной тур вальса?»

Дорогой Михаил Андреевич! Никогда не мог бы он подумать, что воспоминание об этом танце будет жить так долго!
Другой незабываемый бал этих лет был дан зашедшим в Бизерту аргентинским учебным судном «Президент Сармиенто»


 

He обременяя себя дипломатическими соображениями, аргентинцы пригласили моряков обеих эскадр, стоящих в порту: французских и русских офицеров и их дам.

                     На палубе «Presidente Sarmiento»
                          

Не знаю, как смотрели на приглашение французские власти. Может быть, чувствовали себя неудобно. Зато очень живо помню веселое возбуждение наших дам, готовящихся к балу, беспрерывное движение аргентинских и русских катеров, восторженные рассказы на другой день.

     363          

Так у нас и осталось в воспоминаниях, как особенно чествовали аргентинцы русских дам, как были они особенно галантны и внимательны к ним».

Понемногу «Георгий» пустел.
Школа тоже опустела. Оставалось только несколько учеников. За исключением Оглоблинского и Алмазова, все другие учителя оставили детей в покое, которых тоже стало гораздо меньше.

И вот настал печальный 1924 год, год всех разлук.

Ч. 14-я. Последующая.
Tags: Анастасия Ширинская-Манштейн, ГЕОРГИЙ ПОБЕДОНОСЕЦ, история, исход, эскадра
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments