Alina (alisha_96) wrote,
Alina
alisha_96

Эскадра...


Ч. 12-я .
Ч. 11-я . Предидущая.


(по материалам книги Никиты Кузнецова «Русский флот на чужбине»

Для жителей Бизерты приход эскадры стал полной неожиданностью. В назначенный карантин кораблям запретили не только общение с берегом, но между собой, поскольку на «Генерале Алексееве» обнаружили больного тифом. Несколько случаев заболевания похожего на тиф произошло на других кораблях. Постепенно семейных чинов эскадры начали переводить в лагеря на берегу. Лагерь Джебель –Джелуд



Табарка,(на берегу моря, недалеко от Айн-Драгама) Монастир(приморский городок на юге), Сен-Жан, Эль-Эйш, Рара, последние три в горах близ Бизерты), Айн-Драгам( в горах северо-восточной части Туниса

 

Начиная с первых чисел февраля и до 10 марта все корабли и суда поочередно прошли дезинфекцию сернистым газом в порту Сиди-Абдалла затем крупные вновь вернулись на рейд Бизерты, а малые были поставлены в бухтах Понти и Каруба., после чего командам разрешили сойти на берег.
Период с середины марта до начала мая 1921 года можно считать наиболее тяжелым для эскадры, поскольку ее правовое положение оказалось весьма неопределенным и целиком зависело от воли французского командования. Последнее не было готово для принятия и размещения столь значительного количества людей и кораблей. В целом практически с самого начала правительство Франции рассматривало русские корабли фактически как свою собственность, не собираясь ни возвращать их Советской России, ни участвовать в возможных боевых действиях против нее. Люди, находившиеся на кораблях, стали для французов настоящей обузой. Впрочем, надо отметить, что морское начальство, непосредственно контактирующее с русскими моряками, с пониманием относилось к их тяжелому положению.
По началу, было несколько неприятных эпизодов «среди своих», связанных с продажей членами команд судового имущества. Правда, уличенные в продаже лица, во флоте оказались совершенно случайно набранными в последние дни пребывания флота в Крыму и в Константинополе. Некоторых арестовали, большую часть списали на берег. После этого кражи казенного имущества практически прекратились.
13 июля 1921 года на эскадру прибыли вице-адмирал М.А Кедров и капитан 1-го ранга В.И.Дмитриев. Адмирал произвел осмотр всех судов эскадры и через восемь дней отбыл в Тунис, а затем в Париж.

  322      

26 сентября морскому префекту Бизерты поступила телеграмма от Морского Министерства в Париже с требованием сократить личный состав до минимума. Первоначально французское командование планировало оставить 200 человек, потом- 348, затем (благодаря усилиям Дмитриева и Кедрова в Париже)- 700 человек, но только в качестве временной меры. Так началось сокращение людей на эскадре.

Сокращение кораблей началось несколько раньше. А началось это так.

С начала июня 1921 года с транспорта –мастерской «Кронштадт» стали поступать сведения о массовой гибели крыс.

    323       325

Затем обнаружилась эпидемия чумы. К 3 июля заболели 9 человек 8 из которых умерло. «Кронштадт» изолировали и отвели в гавань Сиди-Абдалла для дезинфекции и дератизации. Также на карантин отправили буксир «Голланд» и посыльное судно «Китобой».




  324            

А 30 июля адмирал Беренс получил письмо от Морского префекта Бизерты , в котором сообщалось , что «Кронштадт» отправят для окончательной дезинфекции в порт Феруль(близ Марселя). При этом, по требованию французов, на судне не должно было находиться ни одного русского, а все оборудование следовало оставить на своих местах. Как говорилось в регулярно выходившем «Обзоре жизни русской эскадры в Бизерте» : « по тону личной беседы с Префектом Адмирал понял, что «Кронштадт» уводится совсем».
4 августа после того как с «Кронштадта» выгрузили все принадлежавшее эскадре имущество, он был уведен на буксире в базу французского флота Тулон. Впоследствии «Кронштадт» служил по своему прямому назначению во французском флоте под названием «Вулкан».

К «Кронштадту» пристальное внимание было с самого начала и этому было разумное объяснение. Будущую транспорт-мастерскую построили в Германии в 1894 году в качестве грузопассажирского парохода, первоначально получившего название «Фениция». В 1905 году пароход приобрело русское Морское Министерство, которое и решило переоборудовать его в плавучую мастерскую. Мастерская должна была поддерживать в исправном состоянии корабли 1-го ранга, а для миноносцев и подводных лодок она могла служить плавбазой. В число специального оборудования, которым оснастили «Кронштадт» входили 6 токарных, десять винторезных, револьверный, карусельный, одиннадцать сверлильных, три строгальных, четыре фрезерных станка, гидравлический пресс, три кузнечных горна, две муфельные печи, пресс для гнутья труб, пневматический молот системы «Ваклей», компрессор, сушилка,, две динамо - машины, четыре мотора для привода трансмиссий. Фактически это была не мастерская, а завод каким гордился Черноморский флот.
«Кронштадт» как французский «Вулкан»




          

Не удивительно, что такой корабль был лакомым кусочком для французов. Была еще причина, по которой французы жаждали прибрать к рукам «Кронштадт». У Морского министерства имелась информация о том, что якобы на «Кронштадте» находится «золотой запас Врангеля» и эти сокровища действительно обнаружились в виде 275 миллионов рублей в бумажных купюрах времен Российской империи и белого правительства Юга России, не представлявших большой ценности даже для коллекционеров.

Таким образом за 1921 год эскадра уменьшилась на один корабль(«Кронштадт»). Из 5849 человек на эскадре осталось 1200, остальные занимались частной наемной работой в Тунисском протекторате. Кто то переехал в Марокко, Балканские страны в Чехословацкую Республику. Выбор людей был разный и всегда не простой. Не имея желания уезжать из Бизерты еще куда либо, людям часто приходилось браться за самую низкооплачиваемую и малоквалифицированную работу, тяжелую работу.


 


Много дорог было проложено «русскими руками» в Тунисе.
В начале 1922 года в составе эскадры числилось 825 человек, в это число не входили лица находящиеся на «Моряке» и экс-линкоре «Георгий Победоносец» на котором жили семьи чинов эскадры, к концу того же года на эскадре оставалось 387 человек.
За второй год пребывания в Бизерте эскадра уменьшилась на 2 корабля. Французские власти продали транспорт «Дон», который покинул Бизерту 6 мая 1922 года под итальянским флагом.


326

                

Транспорт «Добыча» также перешел к французам в 1922 году.
На следующий год предполагалась продажа девяти вспомогательных (не боевых)судов.
Новый 1923 год начался с невеселых событий:союзники продолжали продавать русские корабли. Так, 7 января Русскую эскадру покинул транспорт «Добыча», купленный 1922 торговым домом «Gazzol» в Генуе.


«Илья Муромец» в Бизерте

                 

С 1 по 27 февраля ледоколы «Джигит», «Всадник», «Гайдамак», «Илья Муромец»,буксир «Голланд», посыльное судно «Якут», спасательный буксир «Черномор», посыльное судно «Китобой» и канонерская лодка «Страж», назначенные к продаже были переданы французскому командованию и отведены в Гавань Сиди-Абдалла.


  «Черномор» как «Iroise»              

Суммы от продажи шли, по словам французского командования, целиком на содержание эскадры. С этим приходилось считаться.

Еще 11 октября 1922 года в Бизерту прибыл генерал-лейтенант М.И.Занкевич- председатель «Анонимного общества эксплуатации запасов»(коммерческой компании, занимавшейся продажей имущества.) Выступал посредником при продаже части боевого запаса. По началу его появление вызвало резкий протест со стороны командования эскадры. На следующий день после прибытия Занкевича в Бизерту М.А.Беренс издал приказ,в котором предлагал чинам эскадры «…не оказывать никакого содействия генерал-лейтенанту Занкевичу и командирам запретить вход генералу на корабли без особого на то письменного моего разрешения». Однако позже, узнав, что данная акция санкционирована французским командованием, адмиралу пришлось подчиниться.         
С линкора «Генерал Алексеев» с помощью французских моряков выгрузили 160 выстрелов для 12-дюймовых орудий и 750 для 130 мм пушек.


     Батарея 130 мм орудия линкора «Генерал Алексеев».Бизерта. 20- годы             

Русские пушки на службе германского вермахта

        Орудия с                                    

Передача судов не обошлась без инцидентов.

По плану канонерскую лодку «Грозный» 27 февраля следовало отбуксировать к «Генералу Корнилову» для окончательной разгрузки, а 2 марта сдать французам. В это время у «Корнилова» уже стояла другая канонерская лодка, «Страж».
27 февраля , около 6 часов утра, командующему эскадрой доложили, что канонерская лодка «Грозный»(стоявшая рядом с эсминцем «Дерзкий») тонет. Оказалось, что два молодых мичмана -оба выпуска 1918 года- Непокойчицкий П.П. и Рукша П.М. (первый с «Грозного», второй со «Стража», не желая сдавать лодки французам решили их потопить. Рукша сибирался затопить «Страж», а Непокойчицкий –«Грозный». Однако мичману Рукше одному не удалось открыть кингстон на «Страже» и он после неудачной попытке около полуночи на шлюпке перешел на «Грозный», где решил помочь мичману Непокойчицкому в затоплении этой лодки. Около трех часов ночи вдвоем они открыли машинный кингстон «Грозного», затем мичман Непокойчицкий доложил своему командиру (старшему лейтенанту фон Вирену), что лодка тонет….но лишь в шестом часу…т.е. тогда когда лодка погрузилась до иллюминаторов, а машинное отделение заполнилось водой. Благодаря рельефу дна «Грозный» погрузился в воду лишь кормой. Но несмотря на все усилия вытащить его на более мелкое место к 8 часам утра корабль практически затонул.
По поводу поступка двух мичманов командующий эскадрой издал гневный приказ №43 от 28 февраля 1923 года, который гласил:

« В ночь с 26 по 27 февраля мичманы Рукша и Непокойчицкий открыли кингстоны и затопили канонерскую лодку «Грозный».
Поступок Рукши и Непокойчицкого нельзя назвать иначе как преступлением. Преступлением не только в отношении эскадры, но и французского правительства, давшего ей приют….Своим преступлением они показали отсутствие понятия о дисциплине и совершенно превратное понятие о долге, за что и понесут заслуженную кару .»



Потопленный

        

он же в другом ракурсе

    Канонерская лодка           

Кара постигла молодых моряков. Их поместили в марсельскую тюрьму, причем французские власти подозревали в офицерах тайных агентов большевиков и собрались выслать в СССР. Узнав об этом, Рукша совершил попытку самоубийства, вскрыв себе вены, но его спасли. После вмешательства русского военного начальства французы согласились дать мичманам разрешение на выезд в любую страну по их желанию. Они выбрали США, но правительство этой страны отказалось дать им визу, узнав, что они принудительно высылаются из эскадры. В итоге опальным мичманам удалось выехать в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев, а впоследствии даже вернулись во Францию, где мирно закончили свои дни.

К 1 ноября 1923 года на эскадре оставалось 468 человек ( всего).
К концу 1923 года надежд на боевое использование кораблей в новом походе против большевиков уже не оставалось. Тем не менее корабли и суда поддерживались в рабочем состоянии.
                   

«Дерзкий», «Пылкий», «Беспокойный» в 1922 году в Бизерте

                

«Гневный», «Поспешный» и «Дерзкий». Бизерта 1922 год.
                

Вот строки из отчета: « Жизнь эскадры к концу года сводилась главным образом к самым необходимым работам по поддержанию судов, особенно не потерявших еще своего боевого значения. «Генерал Алексеев», «Генерал Корнилов» , миноносцы «Дерзкий», «Пылкий» , «Беспокойный» и 4 подводных лодок, насколько это позволила численность личного состава.


Подводные лодки в Бизерте
                    


«Буревесник» в Бизерте, на заднем плане «АГ-22»

                                        

За 1923 год суда в док не вводились. В течении года были осмотрены на всех судах механизмы и котлы…..Была осмотрена и артиллерия. Как состояние артиллерии, так и механизмов было найдено вполне удовлетворительным»

Русские офицеры в Бизерте

                

Французское правительство утвердило бюджет на следующий год, причем несколько увеличенном по сравнению с другими годами, варианте, да и «политический барометр» не предвещал, казалось никаких перемен.


На «Генерале Корнилове»

Однако в начале следующего 1924 года, стало ясно, что скорее всего, Франция признает правительство большевиков, о чем командование Эскадрой неоднократно предупреждал бывший морской агент России в Париже В.И.Дмитриев.

            В.И.Дмитриев                        


Ч. 13-я. Последующая
Tags: Бизерта, история, исход, эскадра
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments