Alina (alisha_96) wrote,
Alina
alisha_96

Форт Джебель-Кебир...


Ч. 10-я.
Ч. 9-я. Предидущая.


В конце января 1921 года франко–русская комиссия избрала для помещения Морского корпуса старый, конца прошлого века, разоруженный форт Джебель- Кебир, расположенный на вершине горы в 274 метра вышиной и барачный лагерь Сфаят для персонала , который располагался от него на расстоянии около километра с лишним. От форта до Бизерты было около 6 км по шоссе. Для гардемарин настал день расставания с «Генералом Алексеевым» к которому успели привыкнуть за три месяца жизни на нем, но главное, что он являлся последним, как бы кусочком России.
  

Вход в форт Джебель- Кебир представлял огромное углубление на вершине горы, прямоугольной формы с размером примерно 150*100 метров и до 8-ми метров глубиной в котором построен форт с окружающим его рвом около 6-ти метров ширины, часть вырытой земли пошла на приподнятие окружающего форт вала.



Постройка была исполнена французами в конце прошлого века. Внутреннее устройство форта со стороны главного фасада состояло: слева от входных ворот было караульное помещение, затем четыре обширных сводчатых каземата с устроенными в них на 64 человека каждый в два яруса железными нарами т.е. вроде казармы.



Дневной свет проникал в казематы из рва, окружающего форт. Свет был довольно слабый. Все помещения сверху были покрыты слоем земли метра в три толщиной, засаженные травой. Фактически казармы были под землей.

В первых двух казематах была размещена Севастопольская гардемаринская рота. Кадетскую поместили в двух следующих. Первый и второй взводы в одном каземате, а третий и четвертый в другом. Далее находился угловой капонир, в котором вскоре была размещена церковь и иконостасом и прочим убранством, взятым с эскадры.
Справа от ворот шел ряд помещений комнатного типа , которые использовались как классы. Учеба шла по нормальной программе Морского корпуса.



В боковом коридоре находилась умывалка с несколькими кранами, которых было явно недостаточно , принимая во внимание обильную численность в 300 человек гардемарин и кадетов ( одна из рот в первое время была в непрерывном плавании на «Моряке»).Из этих классных комнат две получили название кабинетов: физического, снабженного специальными приборами частью с кораблей эскадры вывезенных из Севастополя

                                        

АЛЕКСАНДРОВ Николай Николаевич р1887 академик и математик



                                   

и Естественно –исторического, быстро наполняемого богатыми коллекциями всякого рода насекомыми и пресмыкающимися в живом или заспиртованном виде, приносимых в большом количестве самими учениками или наглядного учебного пособия, также привезенного из Севастополя




На фото ниже по данным "Кортик" а Имшенецкий Александр Захарович - Преподаватель естествознания.
В 1918 Коллежский асессор. С 1919 по 1920 в Севастопольском Морском корпусе преподаватель естествознания и географии. Эвакуировался с флотом в Бизерту. На октябрь 1921 года в лагере Сфаят – Бизерта. Преподаватель естествознания и географии. Покинул Тунис после ликвидации Морского корпуса в 1925 году.




В крайнем правом капонире разместили 1-ю гардемаринскую роту Капитана 1-го ранга Китицына



прибывшую как раз из Владивостока в Севастополь накануне эвакуации Крыма.
Во дворе форта, вдоль него, находились здания, служащие как дежурная комната, комната К. 1-го Ранга Р.Китицына.

Китицын М.А.

                                                            277

Был он холостой и единственный из всех офицеров живших на форту и разделявший жизнь воспитанников, вставая по горну , и питаясь из той же кухни.

Затем был Приемный покой

по данным форума Кортик на фото изображен Морской врач Марков Н. М. Старший врач Морского корпуса . 1921 г.




и лазарет



Под навесом стояла походная кухня



и была устроена кладовая

                                 281

За кухней были еще два каменных барака, в которых помещались класс и спальня 4-й кадетской роты.

Была на форте и библиотека.



и теннисная площадка

                 

283
Жизнь на форту имела следующий распорядок:

Побудку, «утреннюю зарю» дежурный горнист кадет или гардемарин играл в 6 часов утра. Все как один поднимались чтобы до утренней молитвы успеть одеться, умыться постелить койку и прибраться вокруг себя. Т.к. кранов было мало, многие запасались водой с вечера в пищевых баках, лили кружками на руки друг другу, тем самым избегая длиной очереди у кранов. Торопиться с туалетом были вынуждены особенно те, которые по причине жары в казематах, после « вечерней зари» выносили свои койки на бруствер и устраивались на ночлег на свежем воздухе, не забывая захватить одеяло из бараньей шерсти для защиты от возможных укусов скорпионов и сколопендры, кишащих летом в сухой траве и под камнями.
В 6 часов 45 минут горнист уже играл «Сбор». Из дежурной комнаты выходил дежурный по корпусу офицер, лейтенант или мичман. Старший роты командовал : Смирно! Равнение на-право! Горнист исполнял сигнал «На молитву». «Петь молитву», приказывал дежурный офицер. Весь батальон пел «Отче наш», после чего оглашались приказы по корпусу этого дня.
После команды: Разойтись», горнист давал сигнал «Бери ложку , бери бак….» являющийся сигналом на еду. Еда на завтрак была незатейливая: жидкость именуемая кофе, и 100 грамм черствого солдатского хлеба. Никто не ворчал. Дисциплина, возраст и зверский аппетит действовали так , что все поглощали со смаком.

                            

В 7 часов 30 минут горнист играл движение вперед» и батальон по нему снова выстраивался во дворе, куда к этому времени подходили корпусные офицеры их лагеря Сфаят»( на расстоянии 1км). Ротные командиры здоровались каждый со своей ротой и вели строем на строевые занятия или гимнастику, производящихся на плацу за фортом. Гимнастическая площадка была снабжена турником, параллельными брусьями



Среди воспитанников корпуса было немало отличнейших гимнастов



исполняющих труднейшие упражнения на турнике и брусьях, а так же по бегу, прыжкам и метанию копья и ядра.



Но начальство Морского корпуса обращало особое внимание на строевое учение. Руководил строевым учением Помощник Начальника Строевой Части Гвардейского Экипажа, ст.лейтенант Б.В.фон Брискорн, и не удивительно что оно исполнялось по традициям Императорской Гвардии.



                        
290

                        

К 9-ти часам все должны были вернуться в форт. Роты строились, и каждая трогалась в обратный путь. Раздавалась команда: «Песни петь» по команде «Шагом марш». Роты двигались под различные песни: «Вдоль да по речке», «Пошли девки на работу», «Есть много войска у царя», «Взвейтесь соколы орлами»…всех не перечислить…Все роты пели отлично и было между ними некоторое соревнование.
В 9 часов слышался сигнал «Движение вперед», что означало начало первого урока.

  

До обеда было три урока по 50 минут и после него еще два от 14 до 16 часов.
В 11 часов 50 минут горнист играл «Отбой» - конец третьего урока и полдень уже знакомый сигнал –«Бери ложку…» . Обед состоял из похлебки с кусочком мяса и 1/6 солдатского хлеба. Иногда, не часто правда, давали добавку. По окончании обеда давался отдых и можно было поваляться и поболтать между собой..
Ученье шло гладко и успешно так педагогический состав был исключительно высокого уровня.Вице- адмирал А.М.Герасимов , во время эвакуации, был назначен директором Морского Корпуса, вместо контр-адмирала Ворожейкина

Герасимов с преподавателями и кадетами 4 роты


292


С учебными пособиями по-началу было туго, но постепенно, оборудованная при Корпусе литография обеспечила учащихся печатными курсами всех предметов. Необходимо отметить усердие, с которым воспринимались все науки, и не удивительно, что многие из воспитанников Корпуса впоследствии смогли блестяще окончить высшие учебные заведения во Франции и Бельгии и сделаться известными специалистами в разных отраслях науки , а также сделать карьеру во французском военном и коммерческом флоте.

Необходимо отметить, что при Корпусе, в те времена, никакой прислуги не существовало, не считая поваров, занятых весь день кухней. Стирка белья производилась самими кадетами. Каждый стирал свое белье сам. Летняя форма после стирки разглаживалась по очереди утюгом. По составленному расписанию, раз в неделю очередной взвод отправлялся вместо учебы к колодцу за полтора километра.



В жаркое лето колодец пересыхал, а взвод не без радости отправлялся уже за 6 километров к берегу моря, где втекала в него речка, позволявшая не только стирать, но и поблизости купаться, рядом с сохнущим на чистейшем песке бельем.
В 18 часов звучал сигнал на ужин. Раздавался по тарелкам суп или каша с 1/6 хлеба как и в обед.
После ужина и до вечерней молитвы в 21 час приготовляли заданные уроки и царила всюду полная тишина. К учению относились серьезно. На молитву батальон выстраивался , как полагалось во дворе, горнист играл сигнал и все пели «Отче наш», «Спаси Господи люди Твоя..», «Богородице Дево радуйся». Дежурный по батальону офицер желал всем спокойной ночи и командовал «Розойдись».
До 22 часов, момента долгого и мелодичного сигнала горном «Вечерней Зари», можно было еще «зубрить», но большинство развлекалось , занимаясь своим делом. После «Вечерней Зари» все должны были ложиться спать, и всякий шум строго запрещался. Правда, особенные «зубрилы», с разрешения дежурного могли заниматься в классе, но только до полуночи.
В 24 часа все спали крепким сном. Так проходили будние дни. А в воскресенье и праздники был отдых и церковные службы. Иконостас и вся церковная утварь были вывезены из Севастополя.

  294              

Настоятелем был о.Георгий Спасский известный своими проповедями и очень любимый еще в России.
Особенно ярко проходила Пасхальная Заутреня, торжественно исполняемая в африканской обстановке, близкой к библейской. В пасхальный день побудка была не такая ранняя, как обычно, и исполнялась не горнистом, а полным духовым оркестром во дворе форта. Паек в этот день выдавался сильно улучшенный количественно и даже качественно с кружкой вина и порцией десерта. А колокола( была и своя колокольня), по-московски трезвонили почти без перерыва весь день. В этот день к крестному ходу в форт приходили русские как со стоящей на рейде эскадры, так и из соседних лагерей. По окончании заутрени батальон со своими офицерами выстраивался во дворе форта. Перед строем появлялся адмирал. Китицын командует «смирно», все замирают, офицеры отдают честь. «Поздравляю вас со Светлым Праздником. Христос Воскресе»!слышен голос адмирала и тотчас же гремит ответ «Воистину Воскресе»!
По команде «разойтись» воспитанники христосовались между собой и отправлялись разговляться. Все было украшено полевыми цветами и пальмовыми ветвями.

Пасхальный стол



В пасхальное воскресенье, обычно шли гулять после обедни, попросив отпуск, многие спускались в Бизерту, где на внутреннем рейде стояла эскадра.По вечерам ища прохлады, взбирались на вершину форта и хором пели русские песни.

Еще один день проходил на форту особенно ярко и торжественно. Празднование Гангутской Победы которая имело место 27 июля 1714 года.

296

Это была первая русская крупная военно-морская победа у Гангутского мыса. В Бизерте в этот день на форт приезжал командующий эскадрой Контр-адмирал М.А.Беренс с начальником штаба К.-адм.Тихменевым. После литургии проходил торжественный вынос знамени а далее проходил парад под командованием Кап. 1-го ранга Китицына.



После торжественной и парадной части представляющей собой различные виды прохода и марша как повзводно, так и церемониально( особенно торжественно и эффектно), с оркестром и чеканя шаг, роты расходятся по своим казематам и распускаются. Официальная часть заканчивается.



Далее следовал праздничный обед, после которого все свободны. Кто хотел, мог идти в отпуск, а кто хочет - просто гулять.
Нельзя не сказать и еще об одном празднике, который зародился еще в России – Основание Морского Корпуса 6 – ноября. Когда то в Петербурге в этот день в зале Морского Корпуса проходил знаменитый бал, вмещавший 5000 человек, открывавший зимний бальный сезон.



Праздник 6-е ноября в Бизерте был совершенно особенный. Было особенное настроение- особый дух, особое чувство, связанное с историей Корпуса и Флота. Был парад, играл оркестр.
6-ноября. Храмовый праздник

    300            

В 1-й год празднования на праздник пришла офицерская рота Корниловского полка, расположенная в 4 км от форта Джебель Кебир. Корниловцы пришли в форт строем и ушли тоже строем..



Вечером был бал, играл корпусной оркестр, были гости, дамы из лагеря Сфаят и из Бизерты. Были приглашены и французские офицерские семьи. Так заканчивался праздник.
Так проходила жизнь Морского корпуса в форте Джебель –Кебир

Ч. 11-я. Последующая.

Tags: Анастасия Ширинская-Манштейн, Бизерта, история, исход, форт Джебель-Кебир
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments