Alina (alisha_96) wrote,
Alina
alisha_96

Детство на кораблях...

Ч. 9-я.
Ч .8-я. Предидущая.


«Мы стояли в карантине, но могли все же переходить иногда с корабля на корабль. Можно сказать, что мы жили в плавучем городе и, насколько я помню, мы не стремились на землю. Корабль живет своей собственной, таинственной жизнью; мы умели исчезать с глаз взрослых довольно легко, несмотря, казалось бы, на ограниченное водой пространство. В январе «Константин» был возвращен его компании и морские семьи могли вернуться на корабли своих отцов.

(слева на право ) Максим Максимович , Олег Бирилев , братья Пайдаси , (?) , Анастасия Манштейн(?)

              251
Мы снова были на «Жарком» в бухте Каруба, между «Звонким» и «Капитаном Сакеном»,
Корабли Русского Императорского флота у чужих берегов далекой Африки. 1920-е годы. Бизерта. Тунис. Личное собрание М.А. Аксаковой. Буэнос-Айрес. Аргентина

  252                           

в длинном ряду миноносцев под охраной черного часового на недалеком берегу. Так наступило наше первое Рождество в Африке. Для детей 7 января, с помощью французов, на «Алексееве» была устроена елка.

Дети участники торжеств

  253                                    

После праздничных дней жизнь установилась монотонная и спокойная. Для меня она сводилась к трем миноносцам - «Звонкий», «Жаркий», «Капитан Сакен», и к семьям их командиров - Максимовичи, Манштейны и Остолоповы. Мы, дети, легко переходили с одного корабля на другой, но не пытались уходить дальше. Я все же запомнила большой миноносец - «Цериго», прибывший в феврале, благодаря его красному цвету: не хватало времени закончить покраску; он так и остался покрытый суриком.

«Цериго»

254


По прибытии в Бизерту офицеры были обезоружены и первое время находились под строгим надзором. Адмирал Кедров в своем обращении к французским властям высказал то, что чувствовали все офицеры: «Принесли бы мы с собой чуму, были бы мы вашими врагами или вашими пленными, мы не были бы приняты по-другому». Тем сильнее его чувство благодарности к адмиралу де Бону за оказанный им прием в Константинополе: «В нашем несчастье ничего не могло нас больше тронуть, чем выражение этой симпатии. Мы этого никогда не забудем. Почему нас принимают как врагов на французской территории?»

Вице-адмирал Кедров на ЛК Генерал Алексеев 1921 г. К-р ЛК Капитан 1-го ранга Федяевский (отдает честь), Контр-адмирал Машуков и Контр- адмирал Беренс (отдает честь).

                   
255
Многие французские офицеры задавали себе тот же вопрос.

Выражение их(французов) симпатии и уважения тем более ценно, что в будущем унижения не будут редкостью. Некого будет даже за это винить; просто вы становитесь беженцами, и люди как-то незаметно для самих себя считают себя вправе говорить с вами по-другому.

Полученные из Парижа разъяснения, возможно, способствовали тому, что в скором времени нам было разрешено спускаться на берег. В Бизерте, в бухте Каруба, где стояли миноносцы и канонерки, в бухте Понти, где у берега стояли подводные лодки

256

на рейде, куда вернулись «Алексеев» и «Корнилов», - всюду сердца моряков прислушивались. История для них остановилась, время замерло!

Генерал Корнилов 1921г

257

Генерал Алексеев

258


Приборка на эсминце (Дерзкий?)

259


260

__________________

Примечательно!
Первый тост за новый 1921 год был достаточно радостным: "За скорейшее возвращение!". Тогда многие так думали. На всех фотографиях первого года в далекой Бизерте, вы практически нигде не заметите людского отчаяния, тоски или намека тревоги. Была вера, что скоро всему придет конец и можно будет снова вернутся в далекую Россию.


В короткие минуты отдыха на суше и на море. Бизерта. Тунис. 1920-е годы. Личное собрание М.А. Аксаковой. Буэнос-Айрес. Аргентина



261

Уроки фехтования


262

Лейтенант Нелавицкий и Чиж на "Генерале Корнилове" в Бизерте

                                    263

Бизерта.На отдыхе. Личное собрание М.А. Аксаковой. Буэнос-Айрес

264


_____________________

Только со временем «под внешним спокойствием монотонного существования сердца переходили от радужных надежд к самому глубокому отчаянию; особенно молодые, одинокие, оторванные от семей. Ходили слухи о сокращении состава эскадры. Многочисленные семьи покинули корабли и были помещены в лагеря: Айн-Драхам, Табарка, Монастир, Надор, Papa. Многие искали работу, главным образом на французских фермах. К счастью, ученики Морского корпуса, между которыми было много маленьких сирот, нашли убежище в форте Джебель-Кебир.

265

Морской префект, вице-адмирал Варней, отвечая на просьбу контр-адмирала Машукова, предоставил Морскому корпусу этот форт, расположенный в шести километрах от Бизерты, и у его подножья- лагерь Сфаят, чтобы поместить персонал.


266
Вопросы по содержанию эскадры и корпуса разбирались в Париже и в начале 1921 года. Командующий эскадрой вице-адмирал Кедров отбыл во Францию для переговоров об их дальнейшей судьбе. На его место в Бизерте был назначен Михаил Андреевич Беренс.

На подводной лодке "Тюлень" в Бизерте, июль 1921 года, вице-адимрал Кедров, контр-адмирал М. А. Беренс, контр-адмирал А. И. Тихменев. С аксельбантом флаг-офицер старший лейтенант Г. В. Чехов

267


Невозможно даже представить о чувстве унижения, которое должен был испытывать этот выдержанный, достойный человек с выдающимся прошлым моряка, сталкиваясь с неприятными денежными вопросами. Ему, безусловно, было хорошо известно, что французское правительство для сокращения расходов предполагает их покрыть, зачислив во французский флот некоторые русские корабли.
По данным, полученным от капитана I ранга Н. Р. Гутана при штабе русского флота: «Из Константинополя в Бизерту(пришли корабли).. с 6388 беженцами, из которых - 1000 офицеров и кадет, 4000 матросов, 13 священников, 90 докторов и фельдшеров и 1000 женщин и детей».

Русские в Бизерте.Группа землемеров и топографов. Справа налево стоят А.В. Ветров, Мирошников, А.Ф. Ульянин, К.Е. Демский, через одного И.А. Бафталовский. Сидит слева В.С. Махров. 





Местные французские власти не могли оставить без помощи такое количество людей,лишенных средств к существованию, среди которых были больные, раненые, старики, не способные работать, и дети-сироты. В то же время распоряжения из Парижа предписывали «сократить до минимума расходы по содержанию русского флота» (письмо от 3 марта 1921 года председателя Совета министров А. Бриана к морскому министру).

С весны 1921 года половина из этих людей ищет работу на тунисской земле в исключительно тяжелых условиях.
«Публикация Комитета Французской Африки, 21, rue Cassette, Paris» дает в 1922 году следующие строки:
«Когда в марте встал вопрос о поисках работы для русских, то столкнулись с тем, что не было составлено заранее никакой классификации по категориям трудоспособности и квалификации людей, направленных в Тунис.



Большинство принадлежало к дворянскому или мещанскому сословию или же к военно-морскому флоту. Некоторые офицеры и матросы прибыли с семьями….. Но несмотря на эти малоблагоприятные условия, на слишком пассивную покорность некоторых из новоприбывших и неспособность многих проникнуться своим положением и к нему приспособиться, администрация и частные лица приняли на службу в апреле и мае добрую половину этих случайных эмигрантов.

  

Требовались главным образом земледельческие рабочие (2050), техники (100), рабочие в рудники (80). Кроме того, около ста женщин устроились гувернантками или прислугами.
Эти 2825 русских, которые довольствуются скромным заработком, полностью удовлетворяют своей работой».


Ч. 10-я. Последующая.
Tags: Анастасия Ширинская-Манштейн, воспоминания, история, исход
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments