Alina (alisha_96) wrote,
Alina
alisha_96

Константинополь-Бизерта...

Ч. 8-я. Глава 2-я.

  Ч. 8-я. Глава 1-я.

                                      
Из воспоминаний Н.А. Монастырева описанных им в книге «ЗАПИСКИ МОРСКОГО ОФИЦЕРА»

«За время стоянки в Константинополе, все время уходило на подготовку к предстоящему походу и его организации. Что касается личного состава, то многие из команды решили остаться в Константинополе. Никакого препятствия этому не делалось, так как лучше было иметь немного команды, но такой, в которой можно было быть уверенным. Кроме того, на судах было достаточно элемента, не внушающего особенного доверия, от коего было даже желательно отделаться. Правда таковых было немного. 7 декабря, подводным лодкам было приказано выйти из Золотого Рога, на рейд Мода. По приходе на рейд Мода, в распоряжение дивизиона лодок, для семей был дан пароход «Добыча» старый турецкий пароход взятый а плен, еще во время войны.

Переход кораблей по Коринфскому каналу

Он был так ветх, что мы все долго колебались, можно ли посадить на него наши семьи. Но выбора не было. Пришлось быстро его ремонтировать и приспосабливать. В эти два дня все было сделано. Десятого декабря назначен был уход эскадры. К этому времени все корабли получили от французского командования все, что было необходимо для перехода. Наш начальник дивизиона, капитан 1 ранга Погорецкий ушел и на его место был назначен командир «Буревестника», старший лейтенант Копьев, бывший старшим из командиров. Вечером, восьмого декабря был получен прощальный приказ по флоту главнокомандующего и приказ командующего эскадрой (Вице-адмирала Кедрова), который гласил следующее:

«Приказ«Ген. Корнилов»
№1
Французское командование предложило мне в наикратчайший срок перевести Русскую эскадру в Бизерту. Весь личный состав знает, какого напряжения сил потребует от нас предстоящий переход в 1200 миль.
Я уверен, что несмотря на плохое состояние материальной части, мы выполним поставленную нам задачу.
Для удобства перехода, эскадра разделена на четыре группы. Ниже показаны места встреч групп.
Я требую строгого выполнения намеченной программы плавания и отклонение от нее может быть только с моего разрешения.
Эта программа известна французскому командованию, которое в целях содействия переходу эскадры посылает с нею свои суда. Командиры должны помнить, что наше политическое положение не обеспечивает за нами прав, предусмотренных международными законами: на переходе возможны на этой почве недоразумения и всякое судно, уклонившееся от моего плана, без всякого разрешения, может оказаться в условиях, не позволяющих ему продолжать плавание (отказ в угле, воде, в сообщении с берегом и пр.). Как видно из нижеизложенного, все намеченные пункты будут посещены одновременно с нами французскими военными судами. Приказываю все переговоры с береговыми властями в этих пунктах вести, через командиров французских судов. В случае отсутствия этих судов, обращаться к французским представителям на берегу за посредничеством, объясняя им значение поднятого на форстеньге всех наших судов французского флага (отдача главнокомандующим генералом Врангелем русского флота под покровительство союзника - Франции. Приказ главнокомандующего № 2193 от 30 октября 1920 г.).

командующего русской эскадрой
7 декабря 1920 г. Крейсер


№2
Порядок перехода Русской эскадры с рейда Мода в Бизерту:

1. (первая группа судов). Эскадренный ход 5-6 узлов.

В составе: Линейный корабль «Генерал Алексеев»транспорт-мастерская «Кронштадт», транспорт-   угольщик   «Далланд»    


193194
                      

под командой командира л.к. «Генерал Алексеев», 8-го декабря в 9 ч. выходит с рейда Мода и следуют в бухту Наварин, с расчетом пройти Дарданеллы утром 9-го декабря.
По прибытии в бухту Наварин, линейный корабль принимает уголь и воду с транспорта «Далланд» и дает мазут (по 100 тонн каждому) миноносцам «Пылкий»                                           «Дерзкий»                                                          «Беспокойный»               




195196197
                        

                        
которые к этому времени должны быть там.
По выполнению этого, л.к. «Генерал Алексеев» следует в Бизерту. Приблизительно в районе острова Мальта, его будет ожидать французский крейсер «Эдгар Кинэ», который и будет его сопровождать в Бизерту. Транспорты «Кронштадт» и «Далланд» следуют соединено в бухту Аргостолли, на острове Кефалония на рандеву со 2-й и 3-й группами эскадры.


2. (вторая группа судов). Эскадренный ход 4-5 узлов.

В составе крейсера «Алмаз» (флаг контр-адмирала Остелецкого) 1-го дивизиона судов: вооруженные ледоколы «Гайдамак» (старший, командир)


                      

198199






«Илья Муромец»                                                              «Джигит»                                                       


200201



«Всадник»                                                            и буксир «Голланд»




202203                      

                      
и на буксире у них соответственно миноносцы «Капитан Сакен»



204


                        
«Гневный»                                «Зоркий»                                             и «Жаркий».                                      


                         
205206207

                        
2-го дивизиона судов: транспорта-базы «Добыча» (брейд-вымпел), подводных лодок АГ-22, «Буревестник»,

«Тюлень»                                                                                               
и "Утка"

208209


                       
буксиров «Черномор»                                                               и «Китобой».
                                                             


210             211
                  
3-го дивизиона судов: посыльное судно «Якут» (старший, командир)                    
канонерские лодки «Грозный» и «Страж», имея на буксире учебное судно «Моряк»

212213                   

и лоцмейстерское судно «Казбек» 9-го декабря в 10 ч. выходят с рейда Мода и следуют в бухту Каламаки, у входа в Коринфский канал. По прибытии в бухту Каламаки 2-я группа судов принимает лоцмана, проходит Коринфский канал и следует в бухту Аргостолли (остров Кефалония).                                                                                                     Буксир «Черномор»



                 
служит для проводки крейсера «Алмаз» Коринфским каналом.

              . (третья группа судов). Эскадренный ход в 8-9 узлов.

В составе крейсера «Генерал Корнилов»

     



и парохода «Константин» идут кругом мыса Матапан в Наваринскую бухту, а затем первый в Аргостолли, а пароход «Константин» самостоятельно, идя с расчетом быть позади миноносцев 4-й группы, что бы в случае надобности им помочь и придя в Бизерту подчиниться контр-адмиралу Беренс.

4. (четвертая группа судов) Эскадренный ход 11-12 узлов.

В составе эскадренных миноносцев

«Беспокойный» (флаг контр-адмирала Беренс) «Пылкий» , и «Дерзкий»



«Беспокойный»219220
10 декабря в 17 ч. выходит с рейда Мода и следует совместно с третьей группой в Мраморном море, а по получении соответствующего приказания, отделяется и идет в Наваринскую бухту, огибая мыс Матапан. По прибытии туда принимает мазут и воду и самостоятельно следует в Бизерту.

5. Распоряжение о выходе в Бизерту судам, которые прибудут на рандеву в бухту Аргостолли (2-я и 3-я группы судов, транспорты «Кронштадт» и «Далланд») будут даны мною лично по прибытии в эту бухту.

6. Перед проходом судов второй группы через Коринфский канал, французский крейсер «Эдгар Кинэ»

  Крейсер «Эдгар Кинэ»      

придет туда и наладит совместно со мной или контр-адмиралом Остелецким все формальности с греческими властями по проводу наших судов через канал, после чего крейсер пойдет в Аргостолли, а затем в направлении острова Мальта, для встречи линейного корабля «Генерал Алексеев». Французская канонерская лодка «Таюр»
  Французская канонерская лодка «Таюр»

пойдет из бухты Мода, совместно с 4-й группой судов и будет ее конвоировать до Наваринской бухты, где отделяется от нее и идет в Аргостолли. Французские миноносцы «Марокен»

  Французский миноносец «Марокен»

и «Араб» выйдут навстречу нашим судам из Бизерты.


  Французский миноносец

7. Если выход первой группы судов будет отложен на сутки (на двое), то соответственно переносится момент выхода 2-й, 3-й, 4-й групп на сутки (на двое).

№3
Приложение: Таблица моментов предполагаемого выхода и прихода и рандеву.

№4
Предвидя возможность аварии отдельных кораблей и разлучения их, из-за свежей погоды со своими группами, для удобства их розыска приказываю:
1. Всем группам следовать точно придерживаясь общих путей, а именно: а) в Мраморном море оставить остров Мармара слева, по выходе из Дарданелл оставить остров Рабитт слева в 4-5 милях и следовать прямым курсом в пролив Доро. Идти этим проливом и проливом Зея, откуда судам идущим в Коринфский канал, следовать в бухту Каламаки, оставляя слева остров Эгина, а идущим в Наварин, оставить справа острова С. Георгия и Бело-Пуло, идти между мысом Малеа и островом Китра, затем огибая мыс Матапан и острова Скица и Сопиенца, идти в Наваринскую бухту, б) на пути Наварин порт Аргостолли, оставлять остров Занте к западу.
2. В случае разлучения на пути, стараться подойти к одному из ниже указанных пунктов, на которых будет обращено особое внимание при розысках: в Дарданеллах у Чанака, пройдя канал Доро, в бухте Користос.
3. О вынужденном отклонении с назначенного пути, отставшим кораблям доносить по радио своему начальнику группы и командующему эскадрой.


№5, 6 и 7

О строе судов, сигнализации и радио-переговорах.

№8

На переходе строжайше соблюдать экономию угля и особенно воды. Последняя взята в самом ограниченном количестве, на транспортах «Кронштадт» и «Далланд», а предполагаемых к посещению бухтах получить воду нельзя. Пополнение запасов масла и провизии на переходе не будет.

Вице-адмирал Кедров».


Десятого декабря по сигналу командующего, отряды начали сниматься с якорей и выходить в море. Длинной лентой растянулась наша многочисленная вторая группа, по преимуществу состоящая из калек, ведомых на буксире. День был пасмурный, но море совершенно спокойно. «Утка» и АГ-22 (вторым бортом)

  225

шли под своими машинами, так как находились в совершенно исправном состоянии. Великая армада, казалось растянулась по всему Мраморному морю., направляя свой путь к далеким, незнакомым берегам, закрытым от нас густой пеленой тайн и неизвестности. Что ждет нас там? Что готовит нам вновь, жестокая и неумолимая судьба? Никто не мог ответить на это, но чувствовали все, что путь будет тернист.

Утром отряд подходил к Дарданелльскому проливу. Что бы пройти его засветло, было приказано увеличить ход до возможного. В предрассветном тумане меня вплотную обошло французский авизо «Бар-ле-Дюк»,
которое сопровождало нашу группу. Когда оно медленно обгоняло меня, я стоял на мостике, рядом с лейтенантом З. и оба внимательно рассматривали его темный силуэт, обмениваясь мыслями о всяких возможностях в море. Через два дня, его не стало. Вечером 12 декабря в Эгейском море налетел сильный шквал от NO, перешедший в шторм. Огни наших судов разметало по всему морю. За сильным дождем нельзя было увидеть огни маяка Кап-Фосс, который служил для входа в пролив Доро. Волны перекатывались через палубу и мостик «Утки». Маяк должен был открыться, но его не было видно. Берега пролива скалисты и усеяны подводными камнями. Я невольно стал тревожиться, вглядываясь в темноту горизонта. Никаких признаком маяка или берега. Я усомнился в правильности курса, полагая, что штормом нас отнесло вправо, т.к. огонь маяка по времени расчету должен был быть виден. Огни наших кораблей перестали быть видны совершенно. Но проверив свою прокладку курса, я убедился, что мы идем правильно и увеличив ход продолжал идти. Наконец, около полуночи маяк открылся Чувство облегчения невольно охватило меня. Это чувство понятно только моряку. Его можно сравнить с чувством, которое испытывает человек, когда он внезапно просыпается от страшного кошмара и видит, что все это неправда и лишь страшный сон. В эту бурную ночь, недалеко от меня «Бар-ле-Дюк»
Судно однотипное Бар-ле Дюк - Bapaume

                    
226
наскочил на камни и погиб, унеся с собой десятки людей. Он давал радио, но мы не могли из-за шторма слышать его. Да мог ли кто в такую погоду, абсолютно темной ночью, приблизиться к нему. На «Бар-ле-Дюк», между прочим находились и некоторые части подводных лодок, которые были нами сняты, по приказанию адмирала. Они конечно погибли вместе с ним. Многие из нас тревожились за судьбу наших калек - кораблей, которые шли на буксире. Им конечно пришлось, только держаться против волны и ждать утра. К счастью все обошлось благополучно и они выдержали шторм. Особенно тревожились мы за ветхую «Добычу», на которой находились наши семьи. Но, на рассвете следующего дня мы увидели ее бодро идущей недалеко от нас. Воображаю, что творилось там с нашими женами. Пустую «Добычу» швыряло, как бочку. Я подошел поближе к ней, но конечно на палубе не было видно ни одной женщины и слава Богу, а то могло и запросто смыть волной.
__________

Подробнее о последней встрече эсминца «Дерзкий» с «Бар-ле-Дюк» до того как он сел на мель и схема событий

                                     227
____________

В бухте Аргостолли постепенно собрались все суда второй группы. Погода продолжала быть свежей, почему мы не могли выйти в море, да кроме того нужно было произвести необходимый ремонт для дальнейшего перехода. В полночь 23 декабря наш отряд снялся и вышел в море. Ветер стих и переход обещал быть хорошим. На четвертый день нашего плавания, 26 декабря в 18 часов 45 минут я вошел в аванпорт Бизерты и отдал якорь. Ранним утром, на следующий день прибывший лоцман повел меня Бизертским каналом к озеру, где против бухты Понти, стояли все наши, пришедшие ранее суда. Плавание мое было кончено. За это время, от Севастополя до Бизерты «Утка» сделала 1380 миль, без поломок и ремонта, все время следуя под своими машинами. Это я должен приписать труду моих офицеров и команды, которые безропотно переносили тяжесть похода, непрестанно думая о скором возвращении к родным берегам. Но судьбе было угодно другое…

Рано утром 23 декабря 920 года «Великий князь Константин» вошел в бизертский порт.Обогнув волнорез,поврежденный немецкой миной, он шел теперь вдоль канала...Мы стояли на палубе и смотрели на маленький, чистенький, живописный и спокойный город, европейской части которого было только 25 лет. Некоторые из нас состарятся с этим городом...«Константин» отдал якорь у противоположной стороны канала, у южного берега, который казался малонаселенным.

     228

Никто из беженцев не понимал, почему французы выбрали для стоянки именно это место. Только много позже я узнаю с удивлением, что французское правительство, соглашаясь принять русский флот в Бизерте, рекомендовало адмиралтейству принять меры предосторожности... против «большевистского вируса». На русских судах сразу же были подняты желтые карантинные флаги - самый верный способ помешать беженцам покинуть корабли. Люди, все потерявшие, пережившие бесчисленные опасности, стоящие обезоруженными перед полной неизвестностью, как могли они думать, что для кого-то представляют угрозу?!
Надо признать, что длительное пребывание Русской эскадры в стране протектората было связано для Франции с очень большими трудностями. Но какой бы ни была политика правительства, зависящая от складывающихся в данный момент обстоятельств, всегда за ней стоят люди. В эти 1920-1925 годы, когда решалась судьба русского флота, французское военно-морское командование в Тунисе сделало все, чтобы помочь своим бывшим союзникам. Адмиралы Варней (Varney), Гранклеман (Grandclement), Жэен (Jehenne) оставили в памяти эмигрантов светлое воспоминание.

Ни один русский моряк, переживший агонию флота, не забудет имя адмирала Эксельманса (Exelmans).

    229

Верный своему рыцарскому понятию о чести, адмирал не поколебался пожертвовать карьерой во имя своих убеждений.
Вне сомнения, появление целой эскадры, где на военных кораблях женщины и дети были, как у себя дома, стало необычным событием для жителей маленького городка, которые смотрели на это зрелище с интересом и даже с симпатией.
Наш «Константин» пришел одним из первых, и мы с радостью приветствовали появление каждого нового корабля. Праздником показался всем день, когда за волнорезом появились огромные башни «Генерала Алексеева»: Севастопольский Морской корпус прибыл в Бизерту.



230
               

Особенно торжественно был отмечен приход «Генерала Корнилова»:



командующий эскадрой адмирал Кедров со своим штабом стоял на мостике своего крейсера и приветствовал каждое русское судно, уже стоявшее в бизертском порту. К 29 декабря все суда, покинувшие Константинополь с первым конвоем, были в Бизерте, все... кроме маленького «Жаркого». Мама, как всегда, не проявляла своего беспокойства….
….2 января 1921 года, в 6 часов утра, мы проснулись от стука в каюту:
- Зоя Николаевна, Зоя Николаевна, «Жаркий» пришел!
В утреннем тумане, на гладкой воде рейда, маленький миноносец - наконец на якоре - спал... спал в настоящем смысле слова. Никого не было видно на палубе. Ничего на нем не двигалось. Люди проспали еще долго, и мы поняли почему, слушая их рассказы о последнем переходе.
…Когда они выходили из Аргостоли, море было спокойное и целый день стояла хорошая погода, но к вечеру у берегов Калабрии их настиг шторм. Новые повреждения заставили «Жаркий» искать убежище в какой-нибудь пустынной бухточке, избегая портов, которые могли быть в руках революционеров. К счастью, им пришел на помощь миноносец Национального итальянского флота под зелено-бело-красным флагом и дотащил их до Котрон.
Командир «Л'Инсидиозо» (L’Insidioso), вспомнив Мессину*, пригласил русских офицеров на обед. Узнав, что эти последние колебались за неимением приличного платья, он заявил, не без юмора, что приглашает не шинели, а товарищей в беде. Этот братский вечер вокруг гостеприимного стола, где вермут имел вкус времен давно прошедших, остался светлым пятном в трудном путешествии.»
__________________

*1908 год. Мессина, город в Сицилии. Русские моряки первыми приходят на помощь населению Италии, пострадавшему от страшного землетрясения.

Ч. 9-я. Последующая.

Tags: Бизерта, Коринфский канал, история, исход, переход
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments