Alina (alisha_96) wrote,
Alina
alisha_96

Вокруг света из Петрограда в Петроград. Ч. 1-я и 2-я...

Совершенно неожиданно тема эта ко мне же и вернулась и, я думаю, это правильно...Не может история замалчиваться только потому, что так  решил один человек...Сами участники этой эпопеи хотели и просили, что б о ней узнало как можно больше людей... Спасибо Александре за это возвращение...

Оригинал взят у amsmolich в Вокруг света из Петрограда в Петроград (1918-1920) (1)

«В документах Красного Креста много
историй о человеческой храбрости,
самопожертвовании и преданности.
Но ни одна из них не может сравниться с
удивительной сагой о петроградских детях.

Альфред М. Гюнтер,
генерал, бывший председатель
Американского Красного Креста.


Когда писала о Койвисто – Приморске , то вскользь упомянула о необыкновенном кругосветном путешествии детей, вывезенных из голодающего Петрограда в 1918 году. Кругосветное путешествие продолжалось три года. Расходы взял на себя Американский красный крест.
Не стала бы сейчас останавливаться подробно на этой истории, если бы не постоянная истерика в наших СМИ по поводу того, что американцы - прирожденные душегубы, истязающие наших детей.
Алина alisha_96 в прошлом году написала прекрасный подробный рассказ о приключениях детей и взрослых во время путешествия. Но по независимым от неё причинам, о которых сказано в самом конце повествования, она вынуждена была убрать свой рассказ.
Вместе с тем, Алина любезно разрешила мне опубликовать свой текст в моем журнале.
Я проиллюстрировала её рассказ фотографиями отсюда , а также взятыми из книги Владимира Липовецкого «Ковчег детей», которую я приобрела в прошлом году.

Ниже текст Алины. Я ничего не меняла и ничего не добавляла.


Из Петрограда в Петроград вокруг света

Эта почти невероятная история началась в далеком 1918 году и растянулась по времени почти на три года… 800 детей революционного Петрограда возрастом от 5 ти до 15-ти лет были застигнуты гражданской войной на далеком Урале, попали там почти в бедственное положение и когда, казалось, помощи им ждать уже было не от кого, американский Красный Крест взял целиком и полностью обеспечение, снабжение и без преувеличения судьбу русских детей под свою опеку. Помощь эту Красный Крест, справедливо посчитал приоритетным направлением своей деятельности во всем уральском и восточносибирском регионе в ту непростую пору. Под защитой этой организации детишкам ничего не угрожало и только тоска по дому и желание побыстрей вернуться к родителям в Петроград, стало той путеводной звездочкой , которая двигала «детский ковчег» все дальше на восток, а потом и через два океана….да, именно так, все дальше от дома, чтоб вернуться домой….

«Здравствуйте дети Свободной России ….»


Часть 1-я. Урал.

Шла первая зима после победы Октябрьской революции. Страна переживала гражданскую войну и хозяйственную разруху. В Петрограде паек составлял осьмушку хлеба. Над северной столицей нависла реальная угроза голода.
Чтобы спасти в первую очередь детей, усилиями Советской власти начали создаваться «питательные колонии» . Весной 1918 года по предложению Наркомпроса, поддержанному Председателем Совнаркома В. И. Лениным, было решено детей-колонистов по возможности вывезти на летние каникулы в более хлебные места, чтобы они могли отдохнуть на лоне природы и подкормиться.

18 мая 1918 года с Финляндского вокзала на санитарном поезде № 101 в уральский город Миасс отбыла первая большая группа школьников с педагогами и обслуживающим персоналом в составе около 400 человек.
Следом столь же многолюдный второй эшелон отправился 25 мая в Петропавловск-Акмолинский.
На подходе к Челябинску оба состава оказались задержаны участниками контрреволюционного мятежа, поднятого бело-чехами. Правда, в конце концов, безобидные поезда с детьми школьного возраста все-таки отпустили.
Первой колонии удалось достичь первоначально намеченной цели. Она обосновалась в боковом флигеле брошенных солдатских казарм Миасса. Вторая, не доехав до Петропавловска, остановилась в пустовавшем санатории «Курьинские минеральные воды». Поселок, расположенный в 100 километрах к востоку от Екатеринбурга, не единожды переходил из рук в руки отрядов белогвардейцев и Красной Армии.
Положение еще более осложнилось, когда кончились взятые из расчета всего на три месяца летних каникул деньги (по 90 рублей на одного ребенка ежемесячно в советских дензнаках, которые здесь не котировались на рынке), а также продовольственные припасы, одежда и обувь, изрядно износившиеся и далеко не соответствующие наступившим холодам. А ведь впереди была холодная зима!
Не увенчалась успехом ни одна попытка комитета родителей оказать минимальную помощь из Петрограда. Вагоны с продовольствием и одеждой до детей не доходили. Педагоги-воспитатели делали все возможное и даже невозможное, чтобы спасти и сохранить детей.
Когда стало особенно трудно, решили разбить колонии на мелкие группы и рассредоточить по разным городам, надеясь тем самым облегчить их снабжение с помощью местных властей.
Из Миасса колонисты разъехались партиями в Петропавловск, Курган, Тропик и Уйскую станицу под Тюменью, а из Курьи — в Тюмень, Ирбит, Томск.
Чтобы хоть как-то прокормиться, старшие ученики нанимались батрачить преимущественно в кулацких хозяйствах уральских казаков. Пытались подрабатывать платными концертами самодеятельности, благо они оказались единственным развлечением в захолустных городах и местечках.
Порой доходило до готовности просить милостыню или даже прихватывать, что плохо лежит. Местные власти в просьбах о помощи обычно отказывали. В качестве единственно возможного выхода они без обиняков предлагали пустить детей по миру на «самообеспечение». Временами казалось, что помощи ждать неоткуда. Но она пришла с совершенно неожиданной стороны.
По воспоминаниям одного из колонистов: «В конце 1918—начале 1919 годов в отдельных группах обеих колоний, разбросанных по разным городам Западной Сибири, стали появляться какие-то посторонние люди в полувоенной форме иностранных войск, каких немало было на занятой белогвардейцами территории. Они обстоятельно интересовались условиями жизни петроградских детей и вели какие-то поначалу не совсем понятные переговоры с нашими воспитателями».
Незнакомцы оказались инспекторами русских миссий Союза христианской молодежи США и американского Красного Креста, штаб-квартиры которых размещались в Самаре.
Выяснив после тщательного обследования бедственное положение голодных, раздетых и разутых, почти безнадзорных детей, случайно попавших из Петрограда за Урал, до которых, по всей видимости, никому из местных властей не было ровным счетом никакого дела, упомянутые организации решили взять их полностью под свою опеку.
Оценив положение детей из Петрограда, сотрудники Красного Креста пришли к правильному выводу- «намного нужнее душеспасительных бесед, лекций о морали и хорошем поведении — горячая сытная пища, теплая одежда и надежная крыша над головой».
Для этого было принято решение объединить разрозненные группы колонистов в одном месте. Таким пунктом избрали поселок Тургояк на берегу одноименного озера под Миассом, где в опустевших деревянных дачах уже находили себе временный приют ребята из первой колонии.
К лету 1919 года здесь удалось собрать общину из трёх групп петроградских детей, съехавшихся из Петропавловска, Троицка и Уйской станицы.



С помощью американского Красного Креста довольно быстро удалось улучшить материальное положение колонистов, наладить их быт, учебу, хозяйственную деятельность.
В их распоряжении находились 14 коттеджей с налаженным отоплением, необходимой мебелью, постельным бельем. Всем выдали теплую зимнюю одежду. Драматический коллектив колонии готовился ставить Гоголя, Чехова ….
Были оборудованы учебные классы, где русские педагоги получили возможность продолжить занятия по своим программам. Для ребят был устроен клуб, где занимались хор и драматический кружок.
Имелись мастерские, складские помещения, баня, лазарет, транспортные лошади с повозками, сельхозинвентарь. Ребята сами заготовляли дрова, ловили рыбу, развели огород. Дисциплину, порядок, с элементами самоуправления, поддерживали советы старост, избираемых коллективом каждого коттеджа.
В условиях окружавшей хозяйственной разрухи положение колонистов было отменным.
Но события дальше разворачивались быстро и совсем не в ту сторону, которую ожидало большинство маленьких жителей колонии..
Обратимся к свидетельству официального документа американской миссии Красного Креста в России: «Весной 1919 войска адмирала Колчака постепенно продвигались к Петрограду с Урала, и казалось, что правительство большевиков может пасть, и таким образом детей можно будет вернуть домой в течение лета. Однако его армия понесла сокрушительное поражение, и его фронт развалился. Большевики продвигались к озеру Тургояк. Красный Крест счел опасным оставлять детей в зоне боев и решил перевести их на Восток,— сначала в Омск и Томск, затем во Владивосток через всю Сибирь».
Вот как выглядел дальнейший маршрут: Урал - Омск - озеро Байкал - Чита - Китай - Манчжурия - Владивосток.



Транссибирское путешествие с остановками продолжалось больше двух месяцев. Ехали в товарных вагонах, именовавшихся тогда теплушками. Для перевозки малолетних пассажиров переоборудование свелось к побелке стен снаружи и внутри да нанесению огромного красного креста на задвигающиеся двери.
Эшелон двигался медленно, под аккомпанемент боев гражданской войны.

Часть 2-я. Владивосток. Остров Русский. "Йоми-Мару".

В конце лета 1919 года добрались до Владивостока. Здесь колонистов разделили на две части. Часть ребятишек ( в основном старших возрастов) нашли приют в покинутой одноэтажной кирпичной казарме на пригородной железнодорожной станции под названием Вторая Речка. Все остальные, включая американцев из Красного Креста, разместились тоже в казармах живописного острова Русский в бухте Золотой Рог. Распорядок жизни и быта быстро вошел в привычную колею.
Так же как и на Урале, здесь для детей были созданы наилучшие условия быта, включая школу и кружки, где их обучали разным профессиям.



Старшие из колонистов посещали гимназию в самом Владивостоке, которую они впоследствии успешно закончили.
...У детей появился свой остров. Он стал для них не только прибежищем, но и местом игр и увлекательных походов - пешком и на шлюпках.
Американцы подарили детям музыкальные инструменты и у ребят сложился свой ансамбль.
Силами самих ребят устраивались театрализованные представления и праздничные вечера..
Жизнь и быт маленьких жителей острова Русский был налажен по тем временам отменно, детишки забыли что такое голод и нужда, но тоска по дому не проходила. Уже два года минуло, как они покинули Петроград, и самые младшие уже забыли, как выглядит лицо мамы.
По вечерам после ужина девочки устраивали «коллективный плач» и воспитателям с большим трудом удавалось успокоить их.
Красный Крест ждал благоприятного момента, чтобы отправиться в обратный путь. Но восточная часть Транссибирской магистрали блокирована Японией, на западе не утихают стычки, железная дорога подвергается атакам с той и другой стороны. Не спокойно и в самом Владивостоке. Казалось, этому не будет конца.
К лету 1920 года под крепнущими ударами Красной Армии правительство США приняло решение о выводе своих экспедиционных сил из нашей страны. Последние транспортные суда покидали Владивостокский порт.
Руководитель «сибирской петроградской детской колонии» Райли А. X. Аллен поручил своему молодому заместителю по хозяйственно - административной части Барлу Брэмхоллу зафрахтовать любое судно для перевозки колонистов в Петроград через два океана.

Сотрудники Красного Креста и среди них крайний справа - Райли Аллен, крайний слева( в очках)- Барл Бремхолл:


Брэмхолл обратился к русской пароходной компании с предложением о фрахте пассажирского судна. И получил согласие. Но неожиданно частная пароходная компания лишилась своей собственности. Новое правительство конфисковало все пароходы. Тогда Брэмхолл запрашивает помощи у американского военного ведомства. И снова неудача - свободных судов нет.
Оставался единственный выход - обратиться в соседнюю Японию. Японцы согласились и предложили переоборудовать для этой цели свободное грузовое судно.
К тому времени в кассе Брэмхолла оставалось около 250 тысяч рублей, но в потерявших, казалось бы, всякую ценность царских ассигнациях и «керенках» Временного правительства. Предприимчивый американец выехал с ними в Харбин, где на черном рынке, маленькими порциями, чтобы не вызвать инфляционной паники или подозрения, в течение месяца сумел обменять упраздненные историей денежные знаки на полноценные доллары у русских белоэмигрантов, которые не утратили еще иллюзий о возврате старых порядков.
На вырученную сумму удалось зафрахтовать японский сухогруз «Йоми-Мару», водоизмещением 10 тысяч тонн. После месячного переоборудования под пассажирские перевозки в середине июля 1920 года пароход, был готов покинуть рейд Владивостока. На высокой трубе был нарисован красный крест, а на борту начертаны большие белые буквы AMERICAN RED CROSS .
На борт «Йоми-Мару» зашло почти 1000 человек. Около 800 детей, несколько десятков русских воспитателей, двадцать работников американского Красного Креста( в основном медики), 60 бывших военнопленных ( они в море будут выполнять различные хозяйственные работы) и японский экипаж во главе с капитаном Каяхара.



Судно оставило Владивостокский рейд 12 июля 1920 года. С того дня, как поезд с детьми покинул в Петрограде Финляндский вокзал, прошло два года и два месяца. Тогда они смотрели на уходящие окраины родного Петрограда. А сейчас с палубы судна бросили прощальный взгляд на ставший им тоже родным остров. Они прощались с Россией и островом Русский.
Покинув Владивосток, судно сначала зашло в порт Муроран, что на юге острова Хоккайдо.
Две японские гимназии, мужская и женская, пригласили русских детей.
Темноволосые и светловолосые, они смешались вместе. Будто давно знакомы. Дети - лучшие миротворцы. Они куда быстрее, чем взрослые, находят общий язык. Такова детская любознательность и непосредственность.



Девочки танцевали и пели. Мальчики показывали друг другу гимнастические упражнения и приёмы борьбы. В конце дня на пароход привезли подарки. Мэр прислал детям кульки ароматных конфет и открытки с видами Мурорана.
Далее путь лежал через Тихий океан.
На борту сухогруза, превратившегося в плавучую учебную базу, царил четкий распорядок дня. Классные занятия сменялись спортивными упражнениями и соревнованиями, уроками английского языка и занятиями по безопасности.
Группа из 13 старших девушек изъявила желание пройти за время плавания курс подготовки сестер милосердия и получила международные дипломы Красного Креста.



Девочки помладше охотно стажировались санитарками в судовом лазарете. Большинство из них впоследствии избрало медицину своей профессией по призванию. Свободное время заполнялось играми, танцами, развлечениями. Из состава колонистов сложились два неплохих хоровых ансамбля. Образовался духовой оркестр, инструменты для которого сотрудники Красного Креста подарили еще в России. Вечерами, когда судно шло через Тихий океан, зажигались прожекторы, и на палубе устраивались танцы.
В другие дни, если не играл оркестр, то натягивали белое полотно и ребятам показывали фильмы. Чаще всего с участием Чарли Чаплина. Впереди ребят ждала встреча с Америкой...





Tags: Япония, война, воспоминания, дети, история, история в лицах, колония, остров Русский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments